• "Летучая мышь", театр

    "Летучая мышь" — дореволюционный театр миниатюр, один из самых первых и лучших камерных театров России, возникший из пародийно — шуточных представлений актёров Московского Художественного театра под руководством Никиты Балиева.

    Первоначально «Летучая мышь» задумывалась, как интимный артистический кружок артистов МХТ и их друзей, — содружество актёров Московского Художественного театра.

    Театральные антрепризы должны ориентироваться на зрительскую аудиторию и продавать билеты, иначе они прогорят. Но актёрам МХАТа хотелось укрыться от посторонних глаз в уютном месте, куда можно прийти после спектакля и расслабиться от академических театральных традиций и внешнего мира. Создание такого рода клуба стало необходимостью для актёрского уединения, где в узком кругу можно было разобрать спектакли и с нежной иронией сочинить пару скетчей о своём любимом театре.

    Идея создания актёрского клуба была рассчитана не на публику, а на её полное отсутствие. Собственно, публика и не должна видеть своих театральных героев в будничной обстановке.

    В «закрытый» клуб входили актёры Художественного театра: Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, Василий Иванович Качалов, Иван Михайлович Москвин, Георгий Сергеевич Бурджалов и Алиса Коонен.

    Устав кружка «Летучая мышь» был представлен на регистрацию в городское присутствие, о чём позднее сообщала газета «Русское слово».

    Такой устав подписали Никита Балиев, Николай Тарасов и Василий Качалов. Соучредителями стали 25 актёров, и ещё 15 членов клуба предлагалось избрать путём голосования. Но этот план «потерпел неудачу». Как раз закрытость и привлекала внимание, как только Балиев сообщил, что «это будет клуб Художественного театра, недоступный для других, и стать его членом будет безумно трудно», в скором времени «хлынули совсем постороннiе элементы» и «предполагаемая» интимность театра была разрушена. Подвал наполнился богемными музыкантами, художниками, писателями и завсегдатаями московских театров.


    « «Когда выяснилась нужда в особом зале для молодёжи, было присоединено подвальное помещение, в котором одно время помещался кружок артистов Московского художественного театра под названием „Летучая мышь“, устраивавший свои закрытые интимные собрания по ночам по окончании спектаклей. Душой этих собраний был Н. Ф. Балиев, организовавший позднее свою труппу для публичных спектаклей „Летучей мыши“, ставшую вскоре столь популярной в Москве. Для устройства танцевального зала помещение было мною углублено на аршин и по асфальтовой подготовке положен дубовый паркет».- вспоминал позднее хозяин дома »
    29 февраля 1908 года Балиев и Тарасов спустились в слабо освещённый подвал дома Перцова (напротив Храма Христа Спасителя). Навстречу им выпорхнула летучая мышь. Так родилось название театра, а летучая мышь стала его эмблемой, пародируя мхатовскую чайку на занавесе.

    Таким образом, в рождении театрального клуба была нужда, а перспектива его развития раскрылась позднее. О ней создатели театра и не задумывались.

    В театре миниатюр время действия исчисляется минутами, а не часами, и в его десятилетней биографии Николай Ефимович Эфрос донёс до наших дней историю эволюции камерного театра «Летучая мышь» с момента возникновения идеи создания актёрского клуба в 1908 году, до его расцвета, когда он стал художественно — театральной достопримечательностью захлебнувшегося в революционном хаосе городе.

    «Художественный театръ — серьёзнейший театръ, съ героическимъ напряжѣниемъ, въ бурленiи творческихъ силъ разрешающiй самыя сложныя сценическiя проблемы. Но у актеровъ этого театра - и большая любовь къ юмору, большой вкусъ къ шуткѣ. Они всегда любили смех. Выход этому должна дать "Летучая мышь", вот настроенья, мысли и цѣли, съ которыми Н. Ф. Балiев и Н. Л. Тарасовъ, сгруппировав вокруг себя товарищей по театру, арендовали подвал и подвесили къ его серому сводчатому потолку летучую мышь. Место отдыха людей - царство привольной, но красивой шутки, и подальше от посторонней публики»
    — писал Н. Е. Эфрос в биографии театра, изданной к его десятилетнему юбилею, 1918.

    Эстетскому вкусу Тарасова были особенно близки сжатые эклектические формы «маленького искусства». Блестяще образованный совладелец нефтяных промыслов и ватной фабрики в Армавире по духу был аристократом, а в душе Тарасов был поэтом. Он любил ярко освещённые залы, в которых непременно выбирал себе тёмный угол. Любил войну острот, но сам был скуп на слова. Этот молодой человек одновременно сочетал в себе сарказм, нежность и грусть, пикантность и недосказанность. Но, он не смог познать радость жизни и оценить щедрость всех этих даров. Тарасов мог легко набросать куплеты и сложить «песенку на злобу дня» или острую эпиграмму. Он сочинил меткую пародию на постановку «Марии Стюарт» в Малом театре и был автором буффонады о великом Наполеоне и его пропавшем шофёре. Шуточная миниатюра, в которой публику ловко дурачили, называлась «Скандал с Наполеоном, или неизвестный эпизод, происшедший с Наполеоном в Москве». Наполеону было холодно, он хотел уехать и спрашивал: — Где мой шофёр? Из зала кричали: — При Наполеоне не было автомобилей!

    Воплотив свою мечту о собственном театре, Никита Балиев превратил актёрское кабаре, интимный клуб актёров МХАТа — в общедоступный коммерческий театр, вместе с тем сохранив атмосферу бывшего пристанища художественной богемы. Спектакли стал посещать Константин Сергеевич Станиславский. Балиев был пайщиком Художественного театра и секретарем Вл. И. Немировича-Данченко. В театральных постановках он создал несколько сочных образов: Бык и Хлеб в «Синей птице» М.Метерлинка, Розен в «Борисе Годунове» А.Пушкина, Гость Человека в спектакле «Жизнь Человека» Л.Андреева. Он был очень артистичным, но для его актёрского типажа ролей в репертуаре академического театра было не много.

    Ведущими актёрами театра были В.А.Подгорный и Б.С.Борисов (Гурович), а также Я.М.Волков, К. И. Кареев, А.Н.Салама, Г.С.Бурджалов, В.Я.Хенкин, Доронин (1911/14).

    Актрисами театра были Н. А. Хоткевич, А. К. Фехтнер, Е.А.Хованская, В.В.Барсова, Е. А. Туманова, Резлер, Е.А.Маршева (Карпова), Т.Х.Дейкарханова, Н. В. Месхиева-Кареева (Алексеева), Гейнц, Василенко

    Через полтора месяца, в апреле 1908 года, уровень воды в Москве-реке поднялся, и вода выступила из берегов. В некоторых наиболее низких местах в центре города все подвалы были затоплены водой.

    «Два-три тёплых дня кряду и несколько дождей сразу настолько дружно продвинули таяние снегов и разрыхлили лёд, что быстрый и многоводный разлив реки Москвы был уже вне сомнения»
    — Русское слово, 23 апреля 1908 года

    После потопа уютный подвал дома Перцова пришлось восстанавливать, и труппа Балиева возобновила свои представления.

    «Летучая мышь продержалась полтора коротких театральных сезона в своём первоначальном помещении, испытав весной опустошение от разбушевавшихся вод Москвы-реки»
    На второй сезон театр начинал свои представления в 21 час 30 минут вечера.

    Официальное открытие «подвала» состоялось 18 октября 1908 года пародией на премьерный (13 октября 1908) спектакль МХАТа «Синяя птица», в котором эту птицу разыскивали Константин Сергеевич Станиславский и Немерович-Данченко. Театр был готов принять 60 гостей, о чём анонсировала газета «Русское слово»:

    «Интимный „кабачок“ друзей художественного театра открывается в воскресенье». — «Русское слово»
    Надо сказать, что сам спектакль Художественного театра имел огромный успех. На протяжении целого века легендарный спектакль не покидал сцену и был показан не менее четырёх с половиной тысяч раз. Право первого использования сказки автор предоставил именно Станиславскому; в оформлении спектакля была сложная световая партитура.

    В апреле 1909 года мхатовскую «Синюю птицу» увидела петербургская публика на сцене Михайловского театра.

    «Театр имел праздничный вид. Каждая картина метерлинковской сказки сопровождалась аплодисментами. „Страна воспоминаний“ и „царство будущего“ превзошли всякие ожидания и самыми строгими театралами признаны верхом сценического мастерства и искусства» — «Московскiя вѣсти»
    14 января 1909 года в театре состоялось чествование учредителя «Мыши» Балиева. В шуточно-пародийной программе пели г-жа Ян-Рубан и г-н Камионский, танцевала г-жа Балашова, рассказывал сценки г-н Лебедев.

    Свой юбилей в один год «Летучая мышь» отметила 19 марта 1909 года одновременно с 20-летним сценическим юбилеем Александра Леонидовича Вишневского. Никита Балиев разделил историю театра на «допотопный» и «послепотопный» периоды. Среди гостей были В.А.Серов, Н.А.Андреев и А.В.Собинов, которого на следующий день провожали в Буенос-Айрес.

    Одна из «ёлок», устроенных в кабаре «Летучая мышь» 23 декабря 1909 года, надолго запомнилась гостям. В программе вечера был «Ревизор", исполненный труппой марионеток, а подарки раздавались три часа, и праздник завершился к семи утра.

    Никита Балиев вёл программы и давал вместе со своей труппой представления в доме № 16 в Милютинском переулке (нынешний Красносельский район Москвы, подвал которого был расширен под нужды театра.Вначале «Летучая мышь» жила без рекламы и публикаций, которые заменяла московская молва. Все мечтали попасть в театр и увидеть своими глазами, что же там происходит за его закрытыми дверьми. И театр становился всё более открытым, теряя свою интимность.

    В ночь с 9 на 10 февраля 1910 года театр дал первое платное представление. Первый платный спектакль — в пользу нуждающихся артистов театра. С этого времени «Летучая мышь» становится ночным театром-кабаре для платной публики. В репертуаре театра были пародии, миниатюры, разнообразные дивертисменты.

    В ночь с 5 на 6 ноября 1910 года состоялся вечер с представлением пародии Тарасова на спектакль Малого театра «Мария Стюарт». В инсценировке «Братьев Карамазовых» принимали участие Александр Иванович Южин, Владимир Иванович немерович-Данченко иФёлор Шаляпин в костюме Мефистофеля. В действо вписался квартет: Леонид Собинов, Сергей Волгин, В.А.Лосский и Петров. Читал рассказы В.Ф.Лебедев.

    В хмурый воскресный день, 13 ноября 1910 года, Николай Тарасов снял с себя бремя непроходящей тоски выстрелом в грудь.

    «Тарасов — изящный юноша с бархатными глазами на красивом матовом лице. Он обладал тонким вкусом и счастливой внешностью. Судьба была на редкость милостива и щедра к нему. Но Тарасов носил в себе жажду радости жизни, но никогда не мог её утолить, не мог её испытать» .
    — Н. Е. Эфрос

    Спектакль в Художественном театре был отменён.

    После гибели в 1910 году Николая Тарасова, на средства которого существовала «Летучая мышь», театру пришлось зарабатывать самостоятельно.

    20 марта 1911 года была показана опера Гумпердинка, переведённая и поставленная Николаем Званцевым. Ночь была полна веселья. На вернисаже были представлены натюрморты Владимира Тезавровского: Балиев в образе арбуза, Марджанов в виде ананаса,Леонидов представлен дыней. Собинов нарисовал картину горчицей и соями. «Клюквенная революция» — написана Лебедевым.

    С 1912 года «Летучая мышь» становится театром миниатюр с ежевечерней большой программой, состоящей из шаржей, инсценировок песенок, романсов, театрализованныхафоризмов Козьмы Пруткова, миниатюр Т.Л.Щепкиной-Куперник, а также инсценировкок произведений классиков: Александра Пушкина, Николая Гоголя, Михаила Лермонтова, Ивана Тургенева, Антона Чехова, Ги де Мопассана. Испонялись отрывки из произведений Моцарта, Даргомыжского, Бородина, Чайковского. Представления блестяще комментировал остроумный «хозяин вечера» Балиев, находчиво беседуя с публикой и безобидно касаясь «злобы дня».

    В августе 1912 года Балиев представил версию спектакля «Пер Гюнт», в программке которого было написано: «Драматическо-музыкальная поэма в 36 картинах, из которой ввиду трудности постановки были осуществлены только десять, остальные или не прошли цензуру, или были уже поставлены в Художественном театре», а среди эпизодов постановки были названия «У троллей» и «В сумасшедшем доме».

    Одна из пародий кабаре называлась «Обозрение театров: крупнейшие провалы недавно начавшегося сезона». Затем последовали едкая пародия на пьесу Леонида Андреева «Екатерина Ивановна» и пародия «Сорочинская Елена» — на премьеры Свободного театра «Сорочинская ярмарка», в постановке К.Марджанова и «Прекрасная Елена», в постановке А.Таирова, 1913.

    Со временем в программах театра всё сильнее стало проявляться эстетство, стремление к утончённой изысканности.
    В 1913 году архитектор Ф.О.Шехтель спроектировал в Камергеровском переулке здание «Научного электротеатра», в котором были предусмотрены помещения для размещения «Летучей мыши». Однако, проект не был осуществлён.

    Стены театра-кабаре были увешаны карикатурами и шаржами на театральные темы. Над входом в театр висела надпись «Все между собой считаются знакомыми», и желанные гости «Летучей мыши» могли расписаться в знаменитой книге рядом с автографами самого К.С.Станиславского, В.С.Качалова, О.Л.Книппер-Чеховой, Рахманинова и Айседоры Дункан. «Околотеатральная публика» сразу попадала в самую гущу полной событий закулисной жизни. Словно проникнув в театр со служебного входа, зритель совершал захватывающее путешествие в мир театральных кулис, чувствуя себя интимно причастным художественной сфере.

    Представления в «Летучей мыши» начинались в 23 часа 30 минут вечера. Зрители рассаживались по своим местам, гасился свет, а из партера на сцену, крадучись, направлялись актёры. Одетые в развевающиеся, как крылья летучей мыши чёрные балахоны, они, в такт мерцания красных лампочек, шёпотом напевали: «Мышка — летучий мой зверёк, мышка легка, как ветерок». Уже вовлечённая в процесс публика чувствовала себя на «равной ноге» со знаменитыми артистами. Экспромты «случайно» оказавшихся в подвальчике «Летучей мыши» Веры Николаевны Пашенной, Николая Фёдоровича Монахова и даже Мари Петипа, на самом деле были продуманы и даже оплачены Балиевым. Таким образом, достигалось полное слияние зрительного зала и сцены. Богема состояла из коммерсантов, респектабельных чиновников и преуспевающей интеллигенции, которая играла в «художников» и «лицедеев».

    Антреприза перешла на коммерческую основу, деньги в бюджет лились рекой. Продавались билеты, анонсировались спектакли, выпускались рецензии в газетах и журналах. С этого момента исчезла обстановка варьете, не стало столов, исчез звон бокалов и скрежет ножей по тарелкам; и «Летучая мышь» преобразилась в театр. Входная плата, по тем временам, была высокой, в буфете давали дорогое шампанское. Антреприза Балиева оказалась весьма успешной, и вскоре капитал общества «Летучей мыши» составил 100 000 рублей.Благодаря большому количеству поклонников театра-кабаре и успеху спектаклей, в 1915 году «Летучая мышь» переехала в специально приспособленный театр с функциональной сценой, зрительным залом и буфетом. Спектакли игрались в подвале доходного дома № 10 на Большом Гнездниковском переулке, называемым «Первым домом Нионезе», который в то время казался небоскрёбом.

    В театре-кабаре «Летучая мышь» воплощал свои творческие замыслы балетных постановок Касьян Ярославович Голейзовский, представляя дивертисментные отделения.Первой постановкой на новой сцене была комическая опера «Граф Нулин» на музыку Алексея Архангельского. За ней последовала оригинальная постановка «Пиковой дамы», оформленной в минималистическом стиле символизма: карточный стол, свет на шёлке от одинокого канделябра, затем траурная свеча, кусок тяжёлой парчи и «фантазия дорисовывала катафалк и пышный гроб»; вместо бала — тени, силуэты, вальсирующие за окном, припорошенном снегом.

    В репертуаре были опереты и водевили. «Песенка Фортунио» на музыку Ж. Оффенбаха (20-минутная миниатюра, 1918); «Итальянский салат»; «О гетере Мелитис» (стилизованная мистерия, 1919); «Лев Гурыч Синичкин» — водевиль Д.Т.Ленского; «Что случилось с героями „Ревизора“ на другой день после отъезда Хлестакова» (пародийный номер); «Свадьба при фонарях» (1919); «Утка о трёх носах» (трёх­актная оперетта Э. Жонаса, (1920).

    Но время порождало «настроение ностальгической грусти по уходящему прошлому и усталой растерянности перед непонятным будущим».

    В 1920-х годах с частью труппы «Летучей мыши» Балиев отправился в европейское турне. До 1922 года как-то пытались сохранить репертуар, но «Летучая мышь» в России умерла.

    Ещё в 1918 году Эфрос написал пожелание на десятилетие театра:

    «Пусть, что случилось опять случится. Пусть снова дѣйствительность превзойдет всѣ мечты и желания»
    — Эфрос, 1918

    Репертуар кабаре представлял собой юмористический взгляд на постановки Художественного театра; в своей позиции «человека со стороны», позволяющей с особой остротой обнаружить комизм явлений и ситуаций, в которых «человек изнутри» мог видеть незыблемую закономерность. Многоликие актёры по нескольку раз в день меняли образы и характеры. Сначала в репертуаре «театра импровизированных пародий» были юмористические миниатюры и скетчи на постановки Художественного театра. Николай Балиев был одним из остроумнейших конферансье, его репризы создавали особую яркость театральных вечеров «Летучей мыши». Потом репертуар наполнился музыкальными и драматическими спектаклями. Постановки стали тяготеть к изысканности и элитарности, рассчитанной на состоятельную публику. Театр жил в собственном помещении со всеми необходимыми цехами декораторов, и в театре уже была постоянная труппа.

    В репертуаре театрального кабаре были миниатюр:

    «Синяя птица» (1908, пародия на спектакль МХТ)
    Миниатюра «Часы» — из коллекции французского фарфора исполняли Т. Оганесова и В. Селиверстова
    «Под взглядом предков» — старинный гавот исполняли Т. Оганесова, Я. Волков, В. Селивестрова
    «Констанцский собор» на музыку А.Архангельского и слова А.Майкова, исполняли Я. Волков, А. Карницкий, М. Ефремов, Б. Васильев, А. Соколов, Н.Соколов, Б. Подгорный
    «Казначейша». Сцены по М. Ю. Лермонтову. Участники: Казначей — И. И. Лагутин, Штабс-ротмистр — Я.Волков, Казначейша — Е. А. Туманова
    «Заря-Заряница» на стихи Фёдора Сологуба и музыку Суворовского. Исполняли Т. Оганесова, Л. Колумбова, Н. Хоткевич, С. Туманова, А. Соколов, В.В.Барсова, Н. Веснина.
    «Лунная серенада», актриса Н. В. Месхиева-Кареева (Н. В. Алексеева — Месхиева)
    Инсценированная картина Малявина «Вихрь». «Бабы»: Е. А. Туманова, Т. Х. Дейкарханова, Л. Колумбова, В.В.Барсова, В. Селиверстова, А. Соколова
    «Ревизор», 1909 (коротко, легко, сжато, метко, зло, остроумно)
    «Мария Стюарт» — пародия Н.Тарасова на спектакль Малого театра, 1910.
    «Скандал с Наполеоном, или неизвестный эпизод, происшедший с Наполеоном в Москве» (о великом Наполеоне и его пропавшем шофёре) — буффонада Н.Тарасова, 1910.
    Инсценировка «Братья Карамазовы» (в спектакле Немерович-Данченко и Александр Сумбатов сидят за столиком и пьют коньяк, с участием Фёдора Шаляпина, 1910)
    Сцены, поставленные по поэме Пушкина «Бахчисарайский фонтан» на музыку А. Архангельского. Роли исполняли: Мария — Н. Хоткевич, Зарема — Т.Х Дейкарханова, Хан — В.А.Подгорный
    «В лунном свете» (французская песенка), которую исполняли А. К. Фехтнер, Н. А. Хоткевич, В. Селиверстова, Т. Оганесова, Н. Веснина
    «Рыцарь, проигравший жену чёрту». Пьеса М.Кузьмина, в которой эту жену играли Н. А. Хоткевич, Л. А. Гатова, Т. Х. Дейкарханова
    «Русская игрушка Посада Сергиева». Музыка А. Архангельского. В спектакле заняты А. К. Фехтнер, М. Борин, К.Коринкт (?)
    «Бриган Папаша» или «зло побитый мезальянщик». Водевиль М.Долинова с пением. Исполнители: Н. А. Хоткевич, И.Лагутин, А. Фехтнер, Я.Волков
    «Магазин мадам Бурдье» — сцены уходящей Москвы. Актёры: Н. Милатович, А. Фехтнер, В. Барсова, И.Лагутин, Т. Оганесова
    «Благотворительный концерт в Крутогорске» — Исполнители: Н.Балиев, Е.Женин, Н.Хоткевич
    «Мать», сцены по М.Горькому с участием В. А. Подгорного в роли Тимура Ленча
    «Каприз Вогдыхана». По рассказу А.Ронье. Исполнители В. А. Подгорный, А. Соколов, Я. Волков
    «Серенада Фавна» на музыку Моцарта, роли исполняли В.В.Барсова, Е. А. Туманова и А. Соколова
    «Крокодил и Клеопатра», в котором роль Клеопатры исполняла Е. А. Туманова, затем Н. М. Хоткевич, В. К. Селиверстова
    «Катенька». Забытая полька 80-х годов. Роли исполняли В. В. Барсова, А. К. Фехтнер, М. Борин
    Опера (?) Гумпердинка, переведённая и поставленная Николаем Званцевым, 1911
    «Пер Гюнт» (драматическо-музыкальная поэма Балиева в десяти картинах, 1912)
    «Сорочинская Елена» — пародия на спектакли «Сорочинская ярмарка», К.Марджанова и «Прекрасная Елена», А.Таирова, 1913
    «Обозрение театров: крупнейшие провалы недавно начавшегося сезона».
    «Екатерина Ивановна» — пародия на пьесу Л.Андреева, 1913
    «Граф нулин» на музыку Алексея Архангельского, 1915.
    «Пиковая дама» , 1915. С участием Т. Х. Дейкархановой
    «Шинель» Гоголя, в роли Акакия Акакиевича В. А. Подгорный, А. Соколов, А. Милатович, Ефремов, И. Лагутин, Е. Женин, М. Борин
    «Ссора Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем», сцены по Гоголю. Иван Иванович — В. А. Подгорный
    «Песенка Фортунио» на музыку Ж.Оффенбаха (20-минутная миниатюра, 1918)
    «Итальянский салат»; «О гетере Мелитис» (стилизованная мистерия, 1919)
    «Лев Гурыч Синичкин» — водевиль Д.Т.Ленского
    «Что случилось с героями „Ревизора“ на другой день после отъезда Хлестакова» (пародийный номер)
    «Свадьба при фонарях» (1919)
    «Утка о трёх носах» (трёх­актная оперетта Э. Жонаса, (1920).
    Октябрьская революция изменила аудиторию театра, и «кто сидит теперь в зале» Балиев не понимал. Как-то раз он обратился с просьбой:

    «В театре погон не носить. Ведь не хотите же Вы, господа, чтобы у меня были неприятности, Вы же знаете, что „товарищи“ погон терпеть не могут»

    «Летучей мыши», как и её зрителям в революционной Москве стало неуютно. Большевистская пресса называла стиль театра не иначе, как «разлагающимся бытом».

    Однажды Никита Балиев был арестован на трое суток и подвергнут штрафу в 100 000 рублей «за нарушение комендатского часа».

    Осенью 1918 года Балиев увозит театр на гастроли по югу России, труппа с успехом давала представления в Киеве и Одессе, затем вернулась в Москву.

    В 1920-х годах труппа давала концерты по частям Красной Армии. Театр выступал в огромных железнодорожных депо для рабочих и служащих. С частью труппы Балиев направился в Баку, затем в Турцию, так как попытки продлить жизнь «Летучей мыши» на родине были бессмысленны. Театр Балиева отправился в мировое турне, без возвращения на Родину.

    В 1922 году театр в России был закрыт, несмотря на старания режиссёра К.Кареева сохранить репертуар, большая часть публики уехала из страны.

    Песни из репертуара «Летучей мыши» были записаны рекорд компанией на пластинку, на стороне «А»: «Round the Hay Wain» (англ.), на стороне «В»: Баркаролы на русском языке, в сопровождении оркестра театра "Водевиль" под управлением C.Когана. Аранжировка Александра Варламова.
    Труппу Никиты Балиева вывез в Лондон театральный антрепренёр сэр Чарльз Блейк Кокрен. В 1920-х годах Никита Балиев поехал в Париж, пьесы «Le Théâtre de la Chauve-Souris» (фр.) игрались в театре Фемина, а затем Никита Балиев организовал гастроли по Испании.

    Первый тур в феврале 1922 года по Севернйо Америке, на 65 недель, от Вашингтона до Калифорнии организовал продюсер Морис Гест. Никита Балиев подружился с американскими драматургами общества «Круглого стола"
    Ответить Подписаться